Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Текущее.

Начало боевых действий в Донбассе будет началом конца Украины — Козак.

В литературном переводе : Gott mit uns.

Современное.

Алексей Громыко «О насущном. Европа и современный мир»

Прочитал книгу главы Института Европы РАН. Наметил себе два момента.

Во-первых, c 2017 года ситуация изменилась. Три года назад существовали надежды на компромисс, а сегодня их нет.

Партнеры, как называет Запад президент РФ, сначала начали шатать подбрюшье в лице Армении и Белоруссии, а теперь перекинулись на нас. Масштабы некритические, но эстетически раздражают.

Можно посмотреть на поддержку «акций массового протеста» Госдепом США.

Договориться не получится. Отношения с ЕС продолжат ухудшаться, а давление увеличиваться. Потенциал партнеров не стоит переоценивать, у них также может случиться кризис, но РФ необходимо перезапустить экономику.

Рост уровня жизни и повышение материальных возможностей решат внутренние проблемы, но во-первых, это дело нескольких лет, а во-вторых, не видно инструментов для этого: думаю, 2021 год пойдет снова в минус.

Главной проблемой РФ является то, что 2020 год наложился на 2015: один кризис усугубил другой.

Во-вторых, понравилась ассоциация Громыко с нерешенным немецким вопросом между Первой и Второй мировой войной. Россию так и не приняли в круг западных держав и пытаются добить. Проблемы последних лет – следствие этого.

В книге так не говорится – это моя интерпретация, но это сравнение верное. Россию постепенно загоняют в угол, а с ее интересами не считаются. В 2014 году побоялись «все взять и поделить», теперь будем расхлебывать.

Эрнест Хемингуэй «Фиеста».



При моей жизни Хемингуэй уже не был в моде, поэтому я читал из него только «По ком звонит колокол». Не помню, дочитал я его или нет, но книжка сильная.

Это уже «современная литература», причем большая, в отличие от сегодняшней. Про события, которые актуальны здесь и сейчас, в мире быстрого течения времени.

«Фиеста» один из первых двух романов Хемингуэя, который показывает, как он стал писателем, банально литературизировав свой опыт и своих знакомых.

Протоганистом является сам автор, но поскольку в изначальном путешествии он был со своей женой, то главный герой вышел у него импотентом. В книге мне показалось, что ему что-то оторвало на Итальянском фронте, а в фильме 1957 года, очень хорошем, говорится, что инструмент не работает. You are going to be an impotent. Но это понятно, кино всегда попроще книги, и нужно сделать так, чтобы до зрителя дошло.

Примерно так же Хантер Томпсон написал затем свой «Ромовый дневник». Мне понравилось.

Алексей Иванов «Пищеблок».



Вроде популярный автор, пишет сценарии по фильмам, на разные темы, включая исторические. Для последнего даже с какими-то материалами якобы работал.

Эта книжка про советский пионерлагерь. Автор рассказал свои воспоминания, а когда последние закончились, призвал на помощь вампиров. Вампиры помогли для количества страниц, но не литературно. Профессиональная литература. Наверное, не самая плохая, но ширпотреб всегда ширпотреб.

Илья Стогов «История одной банды».



Я Стогова впервые в школе прочитал, т.е. 20 лет назад. «Камикадзе» эта книжка называлась – тогда понравилось, как и остальные его творения.

Пару лет назад осилил сочинение Стогова про ментов, где главный герой назван его именем – дрянь, иначе оценить нельзя. Написано для того, чтобы написать, поэтому Стогов в большинстве своем обычный графоман.

Впрочем, его книжки про субкультуры я до сих пор читаю с интересом. Он их много выпустил – наврал, наверное, с коробом, но все равно «слепок времени». Я как увижу их на «Озоне» или в старой книге – всегда покупаю.

13 лет назад вышла книга про банду Воеводина-Боровикова. Авторство приписывалось Григорию Оперскому, а называлась она «Неприрожденные убийцы».

«Григорий Оперской» – это реальный персонаж, который работал по этому делу и который затем был привлечен за присвоение денег, но по книге видно, что ее написал Стогов – его штампы и псевдолитературные приемы не спутаешь.

Так вот думал я почитать нечто новое про доморощенных нацистов, а столкнулся с переизданием старой книги, только теперь напрямую под авторством Стогова.

Прочитал с удовольствием, чего уж там. Эту тему я люблю, хотя не знаю, насколько можно доверять автору, если у него Планерная улица находится на Ваське.

Ружье, из которого Боровиков с коллегой застрелили Гиренко, который был экспертом по делу «Шульца», они купили у черных следопытов. По такой же схеме Тихонов и его БОРН покупали через журналиста Стешина оружие в Питере.

Наверное, разные люди, но тусовка точно одна. Да и если верить книжке, то «Шульцу» на магазин на Литейном деньги дали люди из «Объединенных бригад-88», из которых как раз вышел Тихонов.

Книжка напомнила еще, что ответственность за Гиренко взяли на себя мудаки из «Русской республики», решившие получить пиар.

Тогда посещаемость их сайта увеличилась с 20 посещений в день до 10 тысяч. «Как повысить посещаемость ультраправого сайта? Нужно убить правозащитника». Премьер-министр «Русской республики» Втулкин договорился до угроз Матвиенко, которая была губернатором Санкт-Петербурга, и его осудили на полтора года колонии-поселения.

Глава данной организации, которая была скоцентрирована, исключительно в Интернете, Владимир Попов на этот счет написал «держись, камрад». Камрад отсидел, а Попов отстроил хибару, чем и хвастается «В контакте».

Из книжки видно, что тогда было непуганое время. Государство научилось бороться с организованной преступностью, а вот молодежные банды были чем-то новым.

Тогда был расцвет движухи, но органы быстро приспособились делать доказательную базу на показаниях самих участников. Без этого у милиции просто бы не было подозреваемых, почти все нападения массовые, но стучали в той или иной форме все.

Некоторые нападения записывались на камеру, а у Воеводина «СВР» была записная книжка с разделением на людей и «общечеловеков». Дальше всех вычислить было уже делом техники. На нелегальном положении никто не жил, все работали. Обычные люди, которые в качестве хобби занимались уличным насилием.

Неудивительно, что все это быстро прижали – участники банды мои ровесники, а сегодня, как я понимаю, с развитием гаджетов это никому не интересно.

Милиция собрала картотеку, научилась работать по таким делам и сажать по ним граждан, после чего эта деятельность быстро сошла на нет, а ведь массовость в нулевые годы там была, но 2014 год многое в России изменил. Национализм в РФ теперь государственный.

Примечательно, что в массовых нападениях вроде убийства таджикской девочки Боровиков и Воеводин агитировали местных гопников, а потом испарялись и фигурировали в деле, как «неустановленные лица». Верится в это с трудом, скорее у милиции было неважно с поиском и доказательной базой.

Либо не всех поймали, что также возможно.

Да и «СВР», который сегодня сидит на пожизненном, изначально получил три года, исправно являлся в суд и явно не собирался сидеть всю жизнь ради «раховы». Только из его ружья Боровиков застрелил негра на Техноложке, после чего были раскручены остальные эпизоды их совместной деятельность. На ПЛС никто не хочет, поэтому все в банде давали показания.

Итого: Боровиков убит и два на пожизненном из 11 фигурантов. Кого-то переводили в свидетели, кто-то стучал. В общем, посадили всех.

Ну и правильно – «такие викинги, долго не живут».

Владимир Козлов «СССР», «Гопники», «Школа».

Сам Козлов называет это «Могилевской трилогией».

Мне «Гопники» и «Школа» понравились, когда я их прочитал лет 15 назад. Мне было около 20 лет, поэтому школьные воспоминания были более близкими и светлыми, чем сегодня. Тогда Козлов, что называется «вошел». Понравился стиль, понравилась атмосфера его книг. Еще мне нравится само время – конец восьмидесятых. Это мои первые воспоминания в жизни, пусть и в другой реальности, чем белорусский Могилев.

Это позволило некритично смотреть на Козлова, как писателя. Я не литературовед, всю жизнь читаю много, но бессистемно, а в последнее время в основном научную литературу, но мне всегда интересно рассматривать книги на русском языке с точки зрения того, как они написаны и как технически выполнены.

После прочтения этого однотомного переиздания в карантин, мнение качественно не изменилось – мне до сих на старых дрожжах нравится Козлов.

Хорошо видно, что «Школа» является продолжением «Гопников», но впопыхах переделанная в роман. Изменены имена, два персонажа слиты в одного, у главного героя вместо однокомнатной квартиры появилась двухкомнатная и огород. В остальном – та же книга, логически продолжающая начатое повествование.

Бессмысленный алкоголик-отец, заеденная жизнью мать, друзья-дегенераты и будущее без перспектив. Есть светлые моменты, но они не меняют этот мир подлости, насилия и идиотизма. Козлов хорошо описывает атмосферу, и именно этим его книги «берут», пусть и на деле они сделаны начинающим писателем.

Как я понимаю, Козлов читал много иностранной литературы, поскольку является переводчиком с английского и французского, поэтому, вероятно, он писал свои первые книги, ориентируясь на кого-то. Для России он необычен – по крайней мере из того, что мне известно.

У нас обычно литературу пишут в Москве, и может быть еще в нескольких крупных городах, включая Питер, а там «мирок» другой, чем на «окраинном» Могилеве. Да и лица, которые пытаются стать писателями в России не обращают внимание на такой феномен, как обыденная жизнь возле подъезда. Они обычно пытаются писать о чем-то якобы интересном, и у них из-за этого всегда получается содержимое сточных вод.

Потому что не про людей, а вот здесь иначе.

Этим Козлов мне и понравился – показал взросление людей, которым предстоит стать бытовыми алкоголиками и существовать между домом, магазином и работой, пока она есть. Затем, когда Козлов начал писать про ситуации, которые не видел и знает по отрывочным сведениями, он перестал выглядеть убедительно.

А тут – выглядит.

«СССР» – это предыстория «Гопников» и «Школы», написанная опытным писателем. Технически лучше, кстати говоря, но малость не то.

Отец уже алкоголик, но еще не совсем – есть даже любовница. Сам герой пока не гопник, хотя начинает общаться с непременным персонажем предыдущих книг – трусливым и подлым одноклассником, который дважды оставался на второй год. У героя есть дядя, который политически подкован – это в книгах Козлова всегда странно смотрится, поскольку автор относится к таким пассажам серьезно, и даже интересы. Должен по идее получиться другой человек, но окружение действительно затягивает.

В общем, это уже менее интересно.

Прочитал, как и всегда, с удовольствием, но мне важна была не литература, а впечатления, полученные 15 лет назад. Я их и повторил, но понимаю, что многие будут шокированы этими книжками и назовут их говном. И будут справедливы – «СССР» книжка пресная, почти без сюжета. «Гопники» и «Школа» написаны не блестяще, а герои там все время пьют, издеваются над кем-то и занимаются групповухой.

Лучше вообще не касаться этого мира, но он ведь не так уж далек от нас.

Алан Гринспен, Адриан Вулдридж «Капитализм в Америке».



Отличная книга. Полагаю, что научно-популярная, не объективная и не академическая, но прочитал с удовольствием. Бессмысленно рассуждать о применении того, что было выстроено в США, в России. Америка создавалась в совершенно иных условиях и другими людьми, поэтому наши деятели, которые подобное пропагандируют, являются агентами влияния и ничем иным. Такие предложения, как говорится, в пользу бедных.

А так принцип – «новые технологии = снижение себестоимости = добавочная стоимость», о чем, собственно, эта книга, является универсальным. Это дает возможность как для вертикального лифта в обществе, так и для замены устаревших людишек.

Впрочем, самое смешное, что в России все это реализовать может только государство. Бизнеса в американском смысле у нас нет – за редким исключением только сфера услуг и спекулянты.

Страсти по Крылову.

ЕСД Холмогоров:

«После смерти Александра Солженицына Крылов остался крупнейшим национальным умом России.

Однако если к Солженицыну, Лимонову, Дугину, даже к автору этих строк (всегда во многом остававшемуся лишь учеником Крылова) пришло какое-никакое, пусть полуофициальное и застенчивое, признание».


Удивительное все же чмо. Для него даже кончина товарища-Крылова повод «полюбить» себя. Теперь будет строчить об этом каждый день пару лет в одном том же бездарном, косноязычном стиле, из которого за километр несет ущербностью.

И вот пытается все доказать нам, болезным, что это «русский дух, что так русью пахнет», пусть лучше жопу свою научится мыть, наконец.

Вот еще показательный придурок:



Помню, как он в 2014 году визжал, что «придется умереть за Родину», но когда ситуация на фронтах переменилась, то сразу «четыре ребенка, младшей четыре года», старый уже.

Шесть лет обсуждал с друзьями из киевского села «планы мести», а тут пришел коронавирус, обосрался и сидит дома. До этого сердечко болтануло, из-за чего очень волновался в письменном виде. Жить-то очень хочет, сволочь.

Еще срать, жрать и ебать, ну и умным казаться, хотя уже не кажется. То ли это поколение старых пердунов из ЖЖ покрылось мхом, то ли они всегда были такие.

Скорее – второе.

Еще Крылова по чину величает, «амалек» там какой-то, яйца, бабы-шепетухи и прочее вуду из недобитой товарищами большевиками сельской местности.

Когда Киев был русским городом, то редактор газеты «Киевлянин» В.Шульгин написал «Что нам в них не нравится». Про другой народ, а я вот про этот.

Они вот все такие: умные, гордые и очень опасные, когда на расстоянии. Хотят, мечтают проучить русню, но только не в условиях коронавируса.

Владимир Набоков «Защита Лужина».



Третий роман Набокова, который был написан им под псевдонимом в возрасте 30 лет.

Вспоминается фраза боготворящего Набокова его переводчика на русский язык некого Барабтарло, что данный писатель в отличие от Достоевского и особенно Тургенева знает толк в композиции романа. Так вот Набоков действительно пишет от идеи, в основе которой его знакомый – душевнобольной немецкий шахматист.

Этот шахматист был омоложен Набоковым до его возраста, русифицирован, наделен автобиографичными моментами и помещен в Германию, где благодаря экономическому кризису и девальвации марки начала двадцатых жило много русских эмигрантов.

Набоков с детства говорил на трех языках, включая русский, что придало специфичность его стилю. Еще он представитель несостоявшегося поколения русской культуры – все-таки у эмигрантов, людей абстрактной старой России существует определенный разрыв с их советскими современниками.

В целом Набоков – поверхностный писатель, еще он издевается над своими персонажами. Прямо вижу, как он увидел больного человека, который закончил жизнь падением из окна, и решил это обыграть. Неплохо, но ведь это в первую очередь стёб.

И кстати говоря я лет двадцать думал, что эта книга про четвертого чемпиона мира по шахматам Алехина, но прототип здесь другой.

Есть в книге место и дореволюционному Петербургу, но данный вопрос Набокова занимает мало, а жаль. Мне сложно вспомнить с ходу книгу, где была бы обыграна жизнь российской столицы перед Первой мировой войной и Революцией.

Книга неплоха, но это в первую очередь издевательство талантливого автора над дураком, где смерть дурака является смысловым акцентом повествования. И над всеми остальными персонажами – тоже, поскольку нет сомнений, что у каждого из них есть свой прототип.

Я бы сказал, что это невысокая литература, кажущаяся высокой. Мне нравится.

Эдвард Морган Форстер «Комната с видом на Арно».



Мелодрама о любви между юношей и девушкой, написанная писателем-гомосексуалистом. Еще и с «хэппи-эндом», хотя структура романа этому противоречит. Купил случайно – я и не знал, что это классика британской литература.

Вроде это действительно книга, но мне такая тематика мало интересна. Бабская глупость гомосексуалистом показана хорошо, как и английский снобизм.

В эпоху карантина можно почитать.