March 23rd, 2020

Нефтяное.

Прослушал комментарий Сечина по ситуации на рынке нефти: https://www.youtube.com/watch?v=fHPi5fl6gpI

Комментарий показательный, поскольку позиция «Роснефти» восторжествовала в российском решении по «ОПЕК+».

«Рынок нефти переживает кризис. Присутствует влияние политических циклов в виде выборов в США и риска смены власти в Саудовской Аравии. Влияет фактор коронавируса – сокращение работы транспорта и отказ от работы воздушных судов. Изоляция целых регионов мира. Все это снижает потребление нефти, а переизбыток предложения сегодня есть».

Коронавирус является серьезной проблемой, которую нужно учитывать при балансировке рынка.

Сечин считает, что не нужно драматизировать эти вещи, поскольку в Китае идет позитивная динамика по восстановлению экономики

Что касается ОПЕК+, то это соглашение вносило влияние в балансировку рынка, но вопрос, а было ли оно большим.

Параллельно с этим шла добыча в США, которые за это время нарастили свой экспорт нефти: в Европу – в шесть раз, в Индию – в десять раз. Все это было обеспечено строительством экспортных трубопроводов и морских терминалов, когда США впервые стали нетто-экспортером. После чего стали занимать те рынки, которые раньше и не обсуждали: Европа, Китай, Индия и т.д.

«Даже первый американский газовоз пришел в Польшу и сгрузился там».

Отмечу от себя, непонятно откуда у Сечина взялся СПГ при обсуждении рынка нефти.

Дальше Сечин отмечает банальность, что российский газ дешевле американского на 30 процентов и говорит про трубопровод «Дружба», который как раз нефтяной.

Сечиным делается вывод, что мы имеем здесь дело с политикой.

Сечин считает, что все это вместе с отсутствием информации по динамике коронавируса приводит рынок к той волатильности, которую мы переживаем.

«Волатильность подогревается заявлениями политических лидеров». В этом вопросе подразумеваются заявления саудовской стороны о наращивании добычи, а также их 30-процентный дисконт на апрельские фьючерсы.

«Все это раскачивает ситуацию, но рынок подкорректируется».

Глава «Роснефти» полагает, что больших проблем для российской промышленности не будет. У России одна из лучших в мире ресурсных баз – здесь Сечин имеет в виду «все компании».

Утверждает, что «Роснефть» даже без геологоразведки может 22 года добывать нефть без снижения добычи.

Ресурсная база будет восполняться, но и без этого она очень хорошая, а ее операционные затраты сравнимы с саудовской Saudi Aramco.

3,1 доллара на баррель добываемой нефти, а у саудитов – 2,8 доллара

Это якобы позволяет спокойно и стабильно работать и не демпинговать «в отличие от саудитов», поэтому эффективность «Роснефти» может быть и выше.

Сечин отмечает, что вне сделки ОПЕК+ наращивают свою нефтяную добычу Бразилия, Норвегия, Мексика и США. Широкий ряд независимых производителей, которые не собирались и не собираются подписывать ограничительные соглашения.

Насколько я знаю, ОПЕК+ занимает порядка 40 млн баррелей в день из 100 млн баррелей в день выпускаемой нефти, поэтому Сечин опасается здесь потерять часть нефтяного пирога.

«Поэтому есть ли смысл в дальнейшем сокращении добычи?»

«Второй фактор, на который я бы обратил внимание, это санкционный фактор». Он влияет и на членов ОПЕК, включая Иран и Венесуэлу. Это не связано с работой ОПЕК, но это убирает с рынка часть нефти. Сечин отмечает, что в Венесуэле на 3 млн баррелей сократилась добыча. По Ирану он цифр не говорит, но там экспорт сейчас не более 300 тысяч баррелей в сутки.

В результате Сечин делает вывод, что сделка «ОПЕК+» утратила свое значение, «которое мы ему придавали», а главный эффект дают другие факторы – политический, санкционный и коронавирус. Также Сечиным называются проблемы с потреблением нефти и стагнация в экономике.

«Но драматичным это не является». К концу года цена может восстановиться до 50-60 долларов, «потому что сланцевая добыча начинает выбывать».

Некоторые сланцевые предприятия прекращают свою добычу и «это приведет к новой балансировке». Сечин здесь говорит о количественном смягчении в 1,5 трлн долларов.

В реальности в США было два этапа количественного смягчения – в 1,5 трлн и 700 млрд, а что касается сланцевой нефти, то американские сланцевики в 2015-16 годах уже прекращали добычу нефти, но после роста цены быстро восстанавливались. Поэтому ставка здесь не на закрытие американского производства, а на сохранение российской доли на мировом рынке нефтедобычи.

«Приведет ли это к сокращению добычи – вопрос. Будут ли инвесторы доверять росту сланцевой добычи – думаю, нет. Возможно, они начнут поиск других, более эффективных инвестиционных проектов».

По причине американских выборов в санкциях США существует политический подтекст.

Американские компании могли быть в два раза больше, но многое потеряли в плане ресурсной базы, уйдя из России.

«Воздействие на них большее, чем воздействие на нас».

То же касается других подрядчиков и производителей оборудования. Американские банки до 2014 года давали до 35 млрд долларов кредитной линии. Они зарабатывали 4 млрд долларов только на процентах. «Мы же используем те преимущества, которые дает рубль».

«Мы сейчас используем валюту для стабилизации финансового рынка и работаем в плотной координации с Центральным банком РФ».

«По импортозамещению мы также не видим проблему». На смену западных партнеров, приходят другие партнеры. На сегодня «нет чувствительных позиций, которые могли бы повлиять на нас».

Что тут можно сказать – позиция логичная. Проблема заключается в том, что в РФ 60-70 процентов доходов федерального бюджета зависит от нефти, а точка отсечения в бюджете – 42,5 доллара за баррель. В этом году явно будет дефицит, который скорректируют резервами и девальвацией рубля. Последнее означает рост цен, снижение доходов населения и усиление экономического кризиса, который у нас активно идет с 2014 года.

Проблема в том, что наши руководители, включая Сечина, смотрят на эти вопрос «геополитически» и готовы идти на год-два торговой войны ради того, чтобы сохранить часть нефтяной добычи. Естественно, за это время положение внутри страны ухудшится, но ведь главное цель.

И здесь, если брать диспозицию США и РФ, цели действительно разные – американцы делают ставку на удорожание путем санкций наших энергетических проектов, а мы их реализуем «во что бы это не стало».

Главный вопрос: что дальше? На этот вопрос ни у кого нет ответа, только борьба со сланцевой нефтью и прочие геополитические моменты.

Очень плохо, что у нас такая экономика и такой принцип принятия решений (геополитический). Все это больше не работает, хотя конкретно здесь цены на нефть через полгода действительно покатятся вверх.

Американское.

Американский предвыборный популизм на фоне коронавируса: https://twitter.com/ErikSolheim/status/1241615602193661953

В то же время, в США с сентября 2019 года десятки миллионов человек заболели гриппом, причем умерли от него 20 тысяч человек.

Еще забавно, что почти 74-летнему Трампу конкуренцию могут составить почти 79-летний Сандерс или почти 78-летний Байден. Все эти люди входят в зону риска коронавируса.

Хохляцкое.

Министр здравоохранения Украины Илья Емец заявил, что в условиях пандемии коронавируса государство и бизнес должны тратить средства на поддержание людей младше 65 лет, а не «трупов».

Интересно, где украинцы находят таких моральных уродов, причем в столь большом количестве?