Dmitry (ssmirnoff) wrote,

"Эрих Манштейн "Утерянные победы".



Впервые я вычитал об этом труде в книжках Виктора Суворова, где "Утерянные победы" и сам Манштейн одни из любимых объектов высмеивания. Наряду с ложью и правдой Суворов использует второй приём, чтобы его книжки не были темой для фагготрии одной только демшизы, наряду с "разоблачениями" сталинского режима, он играет на темах патриотизма и "тупости" немцев. Поэтому мемуары немецких военачальников одно из любимых мест Суворова для площадной брани.
Мне труд понравился, хотя купил я его ещё в школе, больше десяти лет назад: был у меня тогда период, когда я тратил карманные деньги даже не на пиво, а на книжки про "танчики", но более шестисот страниц, да ещё приложения, жирно-жирно, тогда для меня это было невыполнимо, технически из стахановских побуждений я легко мог бы это прочитать, но без интереса и без толка. Заниматься бессмысленной деятельностью я всегда не любил, что порой не занимался вообще какой-либо деятельностью, включая даже развлечения разрушающие личность. Впрочем, последним я предавался опять же из бездеятельности.

Описывать перипетии сражений как мне кажется вещь наиболее глупая в текстах о книжках о войне. Ведь когда мы берём любую из этих книжек мы знаем, что она о войне, и знаем об исходе этой войны, поэтому интересны нюансы и подробности, то, что казалось бы вторично, но на деле главное. Главное – это опять же вещь субъективная и я опишу то, что заинтересовало лично меня, а мне интересны не боевые действия, а концепт противостояния двух режимов-извергов.

К гитлеровскому режиму Манштейн относится с презрением, Гитлера уважает за качества демонической личности оказывающей исключительное влияние на людей, но считает глубоко вредной и трагичной для Германии фигурой в качестве государственного руководителя. Манштейн презирает гитлеровских приспешников, особенно достаётся Герингу, который в глазах автора комедийный персонаж и невнятный неэффективный военный руководитель.
Вся деятельность партийных ведомств наносит Вермахту только вред, как и непосредственное руководство Гитлером военными действиями. Манштейн считает, что Гитлер необделён некоторыми талантами: Фюрер германского Рейха превосходно знает данные, прекрасно осведомлён о вопросах вооружения, руководствуется огромным количеством фактов и статистических данных. Гитлер – это личность, которая далеко уходит за рамки ординарности, но при этом он не обладает минимально требуемым пониманием оперативного искусства. В голове Гитлера только "территории", "ресурсы", "новейшие виды вооружения, который обязательно принесут перелом в войне", но не понимание, и презрение военной необходимости в угоду своих амбиций.

Манштейн отмечает осторожность Гитлера, который не рассчитывал даже на быструю победу над Францией. Максимум на что рассчитывал Гитлер – это добиться такого военного положения, чтобы иметь возможность принудить своего соседа к миру.
Здесь возникает другой важный вопрос, пусть и не относящийся прямым образом к книге: когда Гитлер стал полноценным ничем не сдерживаемым диктатором. Это определённо произошло не в 33-м году, когда нацистская партия выиграла выборы благодаря деньгам немецкого капитала, мировому финансовому кризису и массовой безработице, и вряд ли даже после того, как умер президент Гинденбург годом позже. Власть Гитлера и власть партии росла, но она не была поначалу тотальной.

В конце концов, первые внешнеполитические шаги Гитлера были логичны с точки зрения немецких государственных амбиций: отмена положений Версальского договора в 35-м, создание Вермахта вместо Рейхсвера, аншлюс Австрии(логичное следствие начатого ещё Пруссией собирания немецких земель в национальное государство) и как следствие оккупация Судетской области, немецкого этнического региона, который стал чешским(как и вообще Чехия стала независимой) только благодаря поражению Тройственного союза в WWI.
Даже разгром Польши и возвращение утраченной благодаря Мировому конфликту немецкой земли не были нацистской вотчиной: тот же Манштейн в этой книге считает это действие справедливым. Да и нацисты были использованы немецкой буржуазией как инструмент возвращения Германии статуса великой державы, но нацисты оказались просто-напросто немецкими большевиками и окончательно погубили Германию. Лично у меня ощущение, что Гитлер вышел из-под контроля уже в ходе WWII, а до этого его действия нельзя назвать безрассудными, но вернёмся к Манштейну и его повествованию.

Манштейн отмечает, что война с Польшей, которая и стала формальной причиной WWII в Европе(а Азии уже бушевали японские милитаристы), не казалась автору и подчинённым ему офицерам тем событием, которое наверняка случится. До последних часов немецкие военные считали, что развёртывание на границе с Польшей является частью политической игры и ожидали приказ остановиться, но приказ не поступил и начались боевые действия.
Манштейн отмечает, что военное планирование Польши было безнадёжным и напоминало гитлеровский взгляды на войну, проявившиеся в период, когда Германия потеряла военную инициативу: "держать всё и ничего не отдавать без боя". Польша была обречена и не могла оказать какого-либо внятного военного сопротивления даже без участия Советского Союза: части РККА начали 17-го сентября 39-го года оккупацию территории уже обречённой Польши. Автор отмечает, что Польша имела в двадцатые-тридцатые годы захватнические планы в отношении Германии, имелся даже план захвата Берлина, но от всего этого поляки отказались в виду бесперспективности, а мне вспоминается встреча польской и немецкой военных делегаций в оккупированной Чехословакии в 38-м году:



И воспоминания публициста и двойного агента Солоневича, который в оккупированной немцами Варшаве встретился с членами польского национального комитета, которые хотели добиться с Солоневичем компромисса на том, что будущая граница между Россией и Польшей будет проходить по Днепру. Жадность и невменяемость в жадности – это часть польского национального характера. Поэтому поляков никогда не жалко как и других профессионально страдающих славян.

После Польши началось то, что изначально планировалось весьма смутно. Даже Гитлер вероятно желал на этом остановиться и заявить о новой роли Германии в Европе и мире, но Франция и Англия объявили войну. Началась "странная война" в Европе. Манштейн отмечает, что осенью 39-го года никаких приготовлений к войне на Западе не было, части Люфтваффе даже не бетонировали аэродромы на границе, так приказал поступать Гитлер. В Берлине ждали дипломатического разрешения незапланированного казуса.
Первоначальный план не заключал в себе полного разгрома Франции, в это не верил и сам Гитлер. Манштейн считал такой подход глубоко неправильным и будучи командующий армейского корпуса(38) через своих непосредственных начальников(прямое нарушение немецкой военной этики) отправил в ставку Гитлера своей вариант войны на Западе, предполагающий молниеносный разгром противника, который несмотря на полный успех оказал тлетворное влияние на военное руководство, ибо Гитлер впервые принял собственное военное решение несмотря на оппозицию в виде верховного армейского командования. Дальше он будет поступать так постоянно, уверившись в своей правоте и незыблемости своего мнения.

Манштейн отмечает, что Гитлер дал в Дюнкерке англичанам возможность уйти, что в плане грядущей операции "Морской лев" было смертельным решением, ибо в случае окончательного разгрома английских дивизий на континенте они бы остались без армии, что значительно бы упростило оккупацию британских островов. На эту операцию Гитлер так и не пошёл, до конца надеясь на мир с Англией и опасаясь того, что операция провалится и Вермахт потеряет военный престиж. Удивительно, но в момент важных военных решений в Гитлере всегда брала верх маниакальная осторожность. В итоге Германия обратилась к варианту продолжения войны на Востоке.

Манштейн начал военные действия против Советского Союза командующим 56-го моторизированного корпуса в составе группы армий "Север", продолжил в качестве командующего 11-й армии, с которой в результате жесточайших боёв захватил Крым, и закончил свою военную карьеру на посту командующего группой армий "Дон", позже переименованную в группу армий "Юг", куда был назначен в момент окружения 6-й армии Паулюса под Сталинградом. С этого момента начинается деятельность Манштейна как крупного командующего WWII.
Манштейн отмечает, что в первые дни войны приграничные части РККА встретили Вермахт в порядке и в хорошем состоянии, но чем дальше было от границы, тем больше было сумятицы в частях РККА. С первого дня началось сильнейшее сопротивление советских войск, с которым Вермахт никогда до этого не сталкивался. Всю книгу автор говорит об удивительной стойкости русского солдата.
Манштейн пишет, что части РККА развёртывались в боевое состояние в момент 22-го июня, но не связывает это с возможным нападением СССР на Германию и считает, что развёртывание осуществлялось "на всякий случай". Количественное и материальное превосходство с первых дней было на стороне РККА, а вот качественное до конца войны удерживал Вермахт.

Я давно не читал мемуары военачальников времён WWII, да и долгое время на меня огромное влияние в силу малолетства оказывали книги Виктора Суворова, которые я прочитал по совету одного прыщавого одноклассника ещё в школе. Он понятное дело не читал их или читал немного, а я любитель основательного подхода прочитал все.
Собственно, главная загадка Суворова, то, на чём он черпает свою популярность – это его литературность. Он даёт чёткую, гладкую, красивую и в первую очередь увлекательную версию WWII, которая не противоречит первому постулату российского человека о патриотизме как и второму, о недоверии властей, которые обязательно что-то скрывают и людей обманывают. И очень сложно от этого отказаться, особенно если story кажется чересчур вкусным и гладко вписывается в мирвоззрение конкретного глубоко заурядного человека(другие в Суворова не верят).
Помнится в те времена, опять же в бытность школьником, я регулярно смотрел телевизор и больше всего любил это делать в ночные часы(для этого сейчас есть интернет) и мне нравилась передача "Спросите у доктора Щеглова", где вторым ведущим был Алексей Лушников, который кроме работы клоуном пытался так же вещать нечто серьёзное. Лушников снял фильм Горбачёв(персону из ныне живущих наиболее мною презираемую) и снял его подобострастно. Я этот многосерийный фильм не смотрел(может быть и пока, думаю, благодаря топорности Лушникова она может немало доставить), но постоянно между разговорами а-ля --почему у порноактрис на лобке нет волос? -- на проезжей части трава не растёт видел его рекламу. Один куплет запомнил на всю жизнь. Таким нарочито гротескным голосом, вещая о том как велик Горбачёв(и вообще Лушников смотрел на Михаила Сергеевича словно поджавший уши бобик), Лушников добавил "и о том как Сталин первым хотел напасть на Германию так же знал Горбачёв". Лушников хотел этим показать тяжёлые думы Михаила Сергеевича на посту главы государства, а показал то, что сам уёбок. И вроде бы на местном истфаке учился, наверное потому что никуда более не сгодился.
Читатель наверное понял, что как я читаю что-то про "танчики", то сразу вспоминаю Суворова, простите, но это моя вечная пубертатная травма.

По этой теме я ещё вот что бы отметил, если на этот раз речь вести о книге. Манштейн отмечает, что когда он командовал 38-м армейским корпусом, в его подчинении не было танков. Танковые части использовались Вермахтом в качестве инструмента для прорыва фронта противника, а не в качестве поддержки пехоты как было в РККА. Это так же было в книгах Суворова популярной темой для издевательства на предмет о том, насколько слабой была у Гитлера армия. Осенью 39-го РККА начала использовать танковые и моторизованные части как Вермахт.
Манштейн отмечает, что главной ошибкой Гитлера в ходе кампании 41-го года – это удар по Киеву, а не по Москве с потерей темпа, несмотря на окружение и уничтожение трёхмиллионной группировки РККА, которого в итоге немцам не хватило. Суворов отмечал вроде, что средств на то и на то у немцев всё равно бы не хватило, Манштейн же говорит, что Германия в войне с СССР могла бы рассчитывать только на быструю победу, затягивание же её смерти подобно. И в выборе наступления не на Москву, а на Киев, опять же сыграл характер Гитлера, который принципиальному решению проблемы выбирал всегда самое осторожное.

Первую стадию войны, как я уже говорил выше, Манштейн действовал на вторичных должностях, поэтому он не говорит на тему, возможной ли была вообще победа Германии, Манштейн говорит, что только быстрый разгром СССР мог обеспечить победу. С тех пор как он осенью 42-го года стал командующим группы армий "Дон" Манштейн отмечает, что для Германии достижимым остаётся ничейных исход войны, который можно обеспечить только грамотным и гибким руководством Восточным фронтом и истощением сил противника.
Манштейн несколько раз ставил перед Гитлером вопрос о назначении ответственного командующего Восточным фронтом(это было желание всей армии и высших офицеров), но Гитлер как всякий параноидальный диктатор боялся упустить из своих рук власть и отказался. Для Гитлера судьба Германии и своя судьба была единым целым и Манштейн отмечает, что судьба солдат Гитлера не волновала, они были лишь инструментом в достижении его политических целей.
Так же хочу отметить, что Манштейн критиковал нацистскую политику на Востоке и приказ о комиссарах. Считал, части СС бессмысленным распылением средств. Эти части постоянно несли большие потери и впустую тратили ценный человеческий материал. В этом опять же ничего удивительного нет, нацистская партия была инородным телом в Германии как и большевистская в России, поэтому большая часть населения и ответственных чиновников не разделяла её стремления.

Со Сталинграда началась постоянная цепь поражений Германии. Я раньше легкомысленно относился к разгрому 6-й армии, считал, что это всего 300 тысяч человек, но на дело советские войска пусть и ценой огромных жертв обрубили лучшие части Германии на южном участке фронта и практически до конца войны лишили Вермахт инициативы. После Сталинграда Вермахту острейшим образом стало не хватать военных ресурсов. Манштейн отмечает, что последний шанс Вермахт упустил на Курской дуге и только благодаря Гитлеру, но этот шанс был в конце концов на тот самый "ничейный исход".
с 42-го по 44-й год основная тяжесть боёв пришлась на группу армий "Юг". Её части были буквально перемолоты и плохо пополнялись. Гитлер пытался рассредоточить свои силы по всем театрам боевых действий, везде боясь что-то потерять, и держал фронт на котором решалась судьба Германии на сухом пайке. Если по группам армий "Север" и "Центр" численное превосходство Советов по Манштейну было 4 к 1, то на Юге 1 к 7. Группа армий "Юг" располагала только тридцатью с лишком дивизиями(по-моему 33), которые физически не могли обеспечить прочную оборону, на которой настаивал Гитлер. В итоге эти части войска РККА просто задавили, но при командующем Манштейне не задавили до конца, хотя отогнали от Кавказа до границ Западной Украины. Группа армий “Юг” потеряла за то время ранеными и убитыми 450 тысяч человек, из которых восполнено чуть более 200 тысяч, Советы – около миллиона человек, из которых восполнены все.
Некоторые цифры потерь РККА поражают. 700 танков подбито. 6000 человек убито. 8000 ранено. Мне всё-таки кажется, что Манштейн преувеличивает. Даже в РККА, где был упор на количественное превосходство не могли столь нещадно использовать технику, но это всё малоинтересно на самом деле в войне, которая оказалась бессмысленной и жестокой авантюрой, но которая была предрасположена самим существованием двух тоталитарных режимов, а их возникновение тем, что старые политические вопросы в Европе в результате WWI так и не были решены и даже можно сказать ещё больше затянуты.

В общем, как-то так.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments